CERTICOM    
 

Повесть о "деревянных менеджерах" и "золотых ключиках"

Все знают историю Буратино из книг, но в этих историях много вымысла и мало правды. Вниманию почтеннейшей публики предлагается самая правдивая повесть о знаменитом менеджере, "деревянность" которого оказалась настолько закономерной, что крепко осела в истории. "Деревянность" менеджеров всех стран мира одинакова, таких менеджеров хватает на всех предприятиях, а Буратино и был самым обычным менеджером.  

Начало истории
Случилась эта история давным-давно в одной аграрной стране, в городах которой были узкие кривые улочки, а рыночные отношения начинали складываться, но все никак не могли сложиться.
В городке, в котором жил и трудился Папа Карло, многочисленные театры, вырастали как грибы после дождя, а он изготовлял для них разную утварь, и его дело шло в гору. Всем театрам нужны были декорации, поделки, мебель, одежда, обувь, ширмы, куклы и много чего еще. Работал Папа Карло много, а спрос все увеличивался и тогда часть работы он стал раздавать другим ремесленникам, после чего у Карло начались проблемы с качеством готовой продукции, срывы сроков заказов, путаница с заказами. Все чаще театры жаловались на то, что, заказав куклу Мальвину к 10 числу, получали вместо нее куклу Пьеро к 20-му. Папа Карло не успевал следить за всеми ремесленниками, он заметил появление проблем в системе управления и нанял себе в помощники Буратино, известного в городе менеджера. Буратино был известен своим умением работать с поставщиками, у него был богатый опыт их оценки и выбора.
Потом Карабас Барабас распускал слухи, подхваченные газетчиками, о том, что Буратино был сделан Папой Карло из полена. Карабас возводил на Буратино напраслину из-за того, что тот не понимал пользы от лицензирования и сертификации. Но не будем забегать вперед, далее все объяснится. Мы же понимаем, что менеджеры не могут иметь ничего общего с деревянными поленьями. Правда, менеджеры могут немного деревенеть, что мы и постараемся этой историей разъяснить уважаемым читателям, учитывая, что не все менеджеры и не всегда могут одеревенеть так, как это случилось с Буратино.

Лицензирование
Буратино подписал свой трудовой контракт с Карло и сразу же пошел на городской рынок покупать общие тетради в клеточку. Это Карабас наговаривал потом, что Буратино шел с букварем мимо театра и купил билет, продав букварь. Карабас Барабас был министром театральных дел в правительстве этого славного городка, он не спал ночами, все думал, как бы использовать бурное развитие городских театров в личных целях. Он долго не мог придумать хитроумного способа своего личного участия в театральных закупках и поэтому злобствовал на Буратино по каждому удобному случаю, распускал сплетни, а газетчики подхватывали их.
Буратино же в купленных тетрадях стал записывать: кому из ремесленников, сколько, когда было дано материала, к какому сроку надо было и что именно сделать, а также там была отдельная графа по качеству готовых изделий с примечаниями, что было переделано, как долго, сколько стоила переделка. В любой момент Буратино мог видеть, кто, что должен получить, переделать или сдать какую работу и бегал с тетрадками по городу, посещая нужных ремесленников. А вечерами, разбираясь в своих записях, Буратино мечтал о том времени, когда он сможет на основании статистики из этих тетрадок изучать затраты на качество.
Проблемы управления сразу отступили, дела пошли так хорошо, что Папа Карло и Буратино начинали задумываться над открытием собственного театра. Ведь они любили театр всеми фибрами своих душ. Они только никак не могли решить, какой именно театр они будут открывать, Буратино любил кукольные, а Карло обожал мимов с пантомимой.
Однажды, в один ясный солнечный день, когда ничего не предвещало беды, Буратино зашел к одному из поставщиков Папы Карло, ремесленнику Феллини, а тот вместо того, чтобы выдать готовые декорации, закрывал дверь своего дома, чтобы бежать в Министерство театральных дел. Оказалось, что в этот день министерство объявило обязательное лицензирование всех ремесленных мастерских, выполняющих театральные заказы. Буратино тоже побежал к кабинету Карабаса, в приемной которого толпилась большая толпа ремесленников. Открылись большие двери приемной министра, к толпе вышел помощник Карабаса Базиль и сообщил, что правила лицензирования их деятельности опубликованы во всех городских газетах, что надо расходиться и действовать в соответствии с законом. "Дура лекс, сек лекс" - сказал Базиль в заключение и закрыл за собой большие двери. Буратино бросился скупать свежие газеты, с которыми тут же побежал к Папе Карло.
Из газет, как всегда, выходила невеселая картина. Надо было собрать кучу справок, пройти обязательное обучение на каких-то трехнедельных курсах, сдать все документы в приемную Министерства и неизвестно сколько ждать разрешения работать. Радовало только одно, что оплата пошлины за получение лицензии составляло всего одно сольдо. Только потом выяснилось, после сбора всех немыслимых справок, после обучения Буратино на трехнедельных курсах с полным отрывом от ремесла, что один сольдо ничего не решает в таких важных вопросах, как лицензирование. Стало известно, что необходимо дополнительно еще пройти экспертизу всех сданных справок в фирме "Базиль, Алиса и компания", а стоимость этой экспертизы составила пять золотых. Тех самых пяти золотых, о которых газетчики с подачи Карабаса наплели небылиц о поле чудес и каком-то золотом дереве. У Карабаса была какая-то маниакальная страсть к дереву, то полено выдумает, то денежное дерево. На самом деле все было гораздо проще, пять золотых у Буратино никто не отнимал, и происходило это не ночью, он сам белым днем принес их Базилю, помощнику Карабаса, разработчику и преподавателю курсов "Как успешно пройти лицензирование".
Через неделю Папа Карло получил из Министерства красивую бумагу о том, что его дело лицензировано сроком на один год. Стало понятно, что через год нужно будет опять отдавать деньги, и Карло попросил Буратино запланировать в системе бюджетирования дополнительные расходы. Буратино их расчитал и пришел к неутешительным результатам. Получалось, что прибыли у предприятия станет гораздо меньше. "Так дальше жить нельзя" - сказал Карло и посмотрел на Буратино. Тот тоже подумал, что открыть собственный кукольный театр в таких условиях не удастся, а он уже прикидывал в уме, какие куклы будут нужны его театру. Накоплений у них было мало, издержки росли на глазах, инфляция съедала последнее. Буратино подумал и сказал, что надо снижать издержки, поскольку читал в одной книжке о том, что это основная задача менеджеров. А поскольку ни он, ни Карло не знали, как это делать, они собрали на оперативное совещание друзей и коллег.  

Заседание
В доме Карло состоялось бурное собрание ремесленников, среди которых кого только не было: Мадельяни и Мастрояни, Антониони и Пазолини, Версаче и Бертолучи, Конти и Висконти. Трусарди кричал: "Надо ехать за опытом в Америку, там лучший менеджмент в мире". Растрелли в который раз повторял: "Нам тут не дадут работать, надо ехать работать в Россию, там ценят мастеров. Мы итак отдаем значительную часть своих доходов Дону Карлеоне, а тут еще министерские поборы!". На что Буратино отвечал: "Надо же подсчитать издержки, давайте возьмем счеты, может быть, мы сможем на чем-нибудь сэкономить". "Я предлагаю экономить на зарплате" - сказал кто-то и тут же получил несколько оплеух от своих коллег. "Только на качестве декораций можно экономить, будем делать их из тростника, пусть будут одноразовые, но очень дешевые" - предложил еще кто-то, но дружный смех был ему ответом. Вечером, раскрасневшись от красного вина и от споров, решили послать Буратино в соседний город искать консультанта по менеджменту и по снижению издержек, поскольку в их городке таковых еще не было.

 Начало постоянных улучшений
Буратино скоро вернулся домой с целым рюкзаком книжек по менеджменту, а за ним вскоре приехал и консультант, который неделю ходил по ремесленникам, описывал их деятельность, указывая на те моменты деятельности, в которых можно было что-то улучшить. Консультант настаивал на увеличении объема работ за счет снижения переделок, которых было все еще много. Перераспределив некоторые функции и работы, наняв на некоторые операции низкооплачиваемых подмастерьев, Папа Карло с Буратино вдобавок обзавелись организационной документацией, и снизив издержки, опять стали мечтать о своем театре.
Но Карабас-Барабас не зря занимал свой пост руководителя министерства, он внимательно следил за деятельностью подопечных ему театров, а еще внимательнее за их поставщиками. Заметив, что объемы работ, выполняемых артелью Папы Карло, выросли, Барабас вызвал Базиля и попросил его подумать над повышением качества: "Количество театральных постановок увеличивается, а их качество остается прежним. Я думаю самое время подумать над нашим долгом перед обществом. Кто еще кроме нас будет не спать ночами, думать над качеством театральных постановок, выполняющих важнейшую роль воспитания наших сограждан". "Никто" - отвечал Базиль. "Вот и хорошо, что никто. Давайте придумайте еще что-нибудь. Лицензирование хорошая штука, слов нет, но надо же двигаться дальше в области качества. Тем более, что у театральных поставщиков деньги есть, и немалые!" - постановил Барабас и с негодованием прошептал себе в бороду: "Богатенький Буратино".

 Театральный регистр
Через некоторое время после этой беседы в городских газетах появилась статья журналиста Дуремара о важной роли театров в обществе. Ибо перед театрами стоят важные задачи воспитания молодого поколения, а посему качество спектаклей следует однозначно повысить. В конце этой статьи Дуремар писал почему-то, что во всем мире хорошо зарекомендовала себя сертификация систем качества поставщиков. После нескольких статей такого рода в газетах появилась информация о том, что театральное министерство разрабатывает систему добровольной сертификации систем качества театральных поставщиков. Поскольку, как выходило из публикаций, театр дело совершенно особенное, специфичное и ни на что не похожее, было признано нецелесообразным использование существующих мировых стандартов и требований к системам качества поставщиков. К международным стандартам на систему качества было добавлено несколько мало значительных фраз и театральное министерство на очередной коллегии постановило рекомендовать новый театральный стандарт всем ремесленникам и артелям, поставляющим театрам свою продукцию и услуги.
И тут же вскоре был создан независимый "Театральный регистр" во главе с госпожой Тартиллой, которая непрестанно твердила о добровольности сертификации систем качества. Хотя скоро все узнали, что поставщики, не предоставившие к сроку следующего лицензирования сертификат на систему качества, не получат лицензии, не смогут продавать свою продукцию и услуги. Злые языка также утверждали, что Тартилла старая приятельница Карабаса, что они всегда были очень дружны, а в последнее время они еще чаще стали встречаться.

 Болотный регистр
Почему-то злые языки прозвали "Театральный регистр" болотным. Может быть оттого, что в среде ремесленников появились анекдоты про болото и господ Тартиллу и Дуремара, в которых первая знала более всех о магическом "золотом ключике" (сертификате), лежащим на дне болота, без которых (без сертификата и без болота) нельзя попасть в число поставщиков театров. А Дуремар выступал в этих анекдотах в виде искателя счастья, блуждающего около болота с сачком для пиявок, а на самом деле он ходил к Тартилле за своим гонораром.
В городе стали распространяться такие вот истории: Буратино пошел на болото, Дуремар посоветовал ему у Тартилы купить "ключик" (в виде сертификата). Буратино дал Тартиле деньги, взял "золотой ключик", который позволил Папе Карло купить лицензию (опять с экспертизой документов) за другие деньги в фирме "Базиль, Алиса и компания", а бедный Буратино был вынужден опять посетить учебный трехнедельный курс Базиля с полным отрывом от ремесла.
А вот другой анекдот: Буратино так сильно хотел построить свой театр, что однажды ему приснилось, что должен где-то быть "золотой ключик", открывающий дорогу его заветной мечте. Ожившие куклы сообщили ему во сне, что ключик у Тартиллы. В этом же сне Буратино пошел на болото, на котором Тартилла дала ему ключик и далее все по прежнему: с помощью этого "золотого ключика" артель Папы Карло получила лицензию и право на продолжение работы. А Буратино опять прослушал обязательные трехнедельные курсы Базиля.
Во всех этих поучительных историях, ставших вскоре широко известными, было столько оптимизма, что все это не прошло бесследно для человечества, и многие авторы в разных странах мира продолжали активно обращаться к этой теме. Один английский романист добавил к этому болоту страшную собаку Баскервиль, после чего "сертификационно-лицензионное" болото стало в довершении всего оглашаться нечеловеческим воем.

 Развитие сертификации
Опыт театрального министерства в области лицензирования и сертификации оказался настолько удачным, что ему последовали остальные министерства этой страны. После чего система качества артели Папы Карло стала подпадать под "добровольную" сертификацию школьного министерства (указки), академического министерства (линейки), судоходного (штурвалы), гужевого (поручни пролеток), музыкального (дудки), юридического (судейские молотки), банковского (счеты), полицейского (дубинки). Регистры эти (чаще всего "болотные") плодились быстро, как грибы после дождя. Расходы артели на получение многочисленных сертификатов выросли многократно, а Папа Карло все никак не мог привыкнуть к девяти сертификатам, почти полностью закрывавшими одну из стен его кабинета.
Бурное развитие сертификации сопровождалось обострением отношений между Карабасом и Буратино. Они оба не любили друг друга, постоянно объясняя свою точку зрения прилюдно. Карабас не понимал, отчего Буратино так его не любит, хотя все решения театрального министерства пошли на пользу артели Карло. Буратино же каждый раз при возникновении каждой новой системы добровольной сертификации поминал недобрым словом Карабаса и все его усилия в части лицензирования и сертификации.

 Развитие бизнеса
Но самое удивительное заключалось в том, что бизнес от развития сертификации также непрерывно развивался. Борьба с издержками в артели шла постоянной чередой благодаря борьбе различных министерств за качество поставок. Папа Карло и Буратино создали отдел качества, состоящий из одного человека, который теперь занимался всеми вопросами сертификации и лицензирования и на обязательные трехнедельные курсы Базиля Буратино теперь не ходил. Вместо него на этих занятиях в большим удовольствием присутствовал начальник отдела качества Повороти.
Но на этом счастье артели не закончилось. Оно было бы неполным без многочисленных инспекционных аудитов системы качества артели, которые не оставляли ее в покое. Аудитов стало так много, что в отдел качества пришлось взять второго сотрудника. В этот отдел теперь входили Повороти и Развороти, которые сопровождали массу документов, вели девять руководств по качеству (система качества артели была сертифицирована в девяти системах добровольной сертификации), а также они общались со всеми аудиторами, встречая которых и провожая, пели песни о главном, то есть о качестве. Буратино пытался объяснять Повороти, что должно быть одно руководство по качеству, а не девять. Но Повороти логично отвечал, что поскольку требования этих девяти систем добровольной сертификации немного отличаются друг от друга, то лучше вести отдельные руководства, к тому аудиторы очень не любили, когда артели делали общее руководство по качеству. Поэтому руководств по качеству не могло быть меньше количества систем добровольной сертификации.
Буратино уже начинал считать "затраты на качество". Папа Карло сходил поучиться в академию и получил диплом МВА. И все было бы нормально, если бы не одно неверное управленческое решение, принятое Папой Карлом по наущению Буратино.

 Отделение отдела качества от бизнеса
Отдел качества в артели всегда существовал достаточно независимо от производственной деятельности, но время от времени сотрудники этого отдела подходили к сотрудникам артели, и называя себя внутренними аудиторами, пытались улучшить их работу. И вот однажды, когда ничего не предвещало беды, во время внутреннего аудита системы качества, Повороти подошел к Буратино и сообщил тому, что его тетрадки разного цвета неверно идентифицированы, их следует сделать одноцветными, а на титуле каждой из них надписать ее назначение. В разных тетрадях Буратино вел разные записи и для простоты их различия он пользовался цветовой идентификацией регистрационных журналов. Повороти считал, что нужна, как он говорил "унификация" и требовал введения единообразных журналов для всех записей. Эта унификация заключалась в единообразии как цвета тетрадей, так и способов их ведения. Так, например, все страницы всех журналов должны были быть пронумерованы, так было записано в одном из документов. Буратино пытался возражать против уничтожения цветовой идентификации журналов и против нумерации в них всех страниц. Повороти был неумолим, его рассказы про страшных аудиторов, любящих идентификацию, возымели свое действие, обложки всех журналов были изменены, но после этого Буратино стал путаться в журналах, стал тратить слишком много времени на сквозную нумерацию страниц. Он и его коллеги привыкли к тетрадкам разного цвета, а теперь все журналы были одинаковые, отличаясь только сложными названиями, в которых никто не мог разобраться. Кроме всего прочего, у Буратино ничего не получилось с учетом затрат на качество, они все никак не считались эти затраты, все было туманно и становилось все непонятнее.
В начале своей деятельности менеджером Буратино испытывал иллюзии по поводу великих возможностей науки управления качеством. Но после того, что случилось в области сертификации систем качества, после многочисленных бесплодных бесед с внешними и внутренними аудиторами, после случая с уничтожением разноцветных тетрадок Буратино утратил свои иллюзии. Он понял, что их артели по-прежнему надо развивать отдел продаж, надо увеличивать производительность, надо захватывать новые рынки сбыта, надо заниматься автоматизацией деятельности, а вершиной всего этого будет выход акций артели на биржу.
Потребности же в своем участии в развитии системы качества Буратино более не видел. Он стоял у истоков системы качества, начинал писать первое руководство по качеству, оформлял отдельное подразделение по качеству, пытался считать затраты на качество. Теперь уже два специалиста в артели занимались системой качества и уже лучше Буратино знали, что и как надо делать. Вот теперь пусть все это и работает без него. Буратино понял, что он стал наконец-таки топ-менеджером, который выше системы качества. Буратино перерос систему, а система осталась где-то внизу. Буратино перестал искать "золотой ключик" на поле управления качеством. И вот в этот самый момент он и стал как бы немного "деревянным".
С этой проблемой "одеревеневший" Буратино пошел к Папе Карло, который и сам уже давно склонялся к решению о том, что отдел качества следует отделить от бизнеса, что и было ими тут же записано в Политике по качеству. Это отделение отдела качества прошло на удивление легко, поскольку всем это оказалось удобным, даже для Повороти и Развороти это было удачным решением, особенно же радовались ремесленники.
Вот так вот свершилось то, что случается со многими менеджерами во многих странах мира. Что же они должны были делать в таких условиях? Не останавливаться? Продолжать делать то, во что они уже не верят? Очень сложно делать то, в чем сомневаешься. А почему Буратино перестал верить в систему качества? Он не смог бы этого сказать даже сам себе. Просто ему надоело все, что было связано с этой системой. Он устал от всех этих сертификаций, иначе говоря, немного одеревенел.
Итак, теперь читатель знает почти всю историю про Буратино и Папу Карло, как все было на самом деле. Осталось еще объясниться по вопросу о "деревянных" менеджерах, да рассказать чем это все закончилось.

 О "деревянных" менеджерах
Подавляющее большинство менеджеров являются деревянными из-за того, что они как истуканы твердят о своей приверженности науке управления качеством, но в мыслях своих давно уверились в бесполезности систем качества, внутренних аудитов СМК и корректирующих действий. Что совершенно в корне неверно. Лучше уж говорили бы, что в системах качества нет ничего особенного, а про себя бы думали, что управление качеством - это и есть "золотой ключик" для любого бизнеса. Тогда бы действительно со временем "золотой ключик" помог бы им открыть новые горизонты, достичь иного состояния, перейти на другой уровень.
Если разобраться по существу, деятельность министерств и различных болотных регистров оказалась направленной на благо артели и многих других фирм. Разве бы стали Карло с Буратино заниматься сокращением издержек, если бы не сертификация с лицензированием? Но они не оценили этого положительного момента "добровольной" сертификации систем качества. Они не справились со многими моментами, в том числе с затратами на качество. Они не смогли понять сущность постоянных улучшений системы качества, поскольку не смогли реализовать на практике это непрерывное совершенствование. Они в какой-то момент захотели остановиться. Люди ведь не машины, чтобы все время работать. Менеджеры тоже люди и им тоже надо отдохнуть, переключиться на что-нибудь другое, расслабиться. Менеджеры же не в состоянии представить себе, что в тот самый момент, когда они расслабились, система тоже перестает работать. Менеджеры думают, что система это то, что может работать без них. Вот они ее и бросают, а она почему-то то ли вообще без менеджеров не работает, то ли не хочет работать без них.
Буратино и Папа Карло в какой-то момент устали от системы, от того, что не совсем поняли, что же такое "качество", что такое "система качества". Может быть, они поняли, что не могут постоянно улучшать качество. В этот момент менеджер тоже может стать "деревянным", причем он сам этого может не заметить.
А для нас очень важно понять, что это за момент. Ведь казалось, почти все было сделано, был пройден такой сложный начальный участок пути. Зачастую самым сложным в деле развития любой системы является начальный период. Но вот они его прошли, и когда все уже было готово для того, чтобы спокойно (очень спокойно) совершенствовать систему качества, они совсем бросили ею заниматься.
Может быть, это был тот момент, когда менеджеры хотят реальных и ощутимых доказательств пользы от системы? Может быть, они так привыкли все считать, что в момент становления системы качества на ноги им хочется узнать точное количество прибыли от нее?
Может быть, они хотели признания своих усилий, а все вокруг только требовали - давай быстро новый сертификат? Может быть, любой менеджер может стать "деревянным", если его поставить в такие "сертификационные" условия, в какие была поставлена артель Карло и Буратино?
Может быть, у них не было ориентиров? Им действительно не на кого было равняться. Артель Карло была одной из лучших, и им не с кем было соревноваться. Да они никогда и не ставили себе цели перенимать у других артелей положительный опыт. Они просто работали, как могли.
Может быть, они заметили, что Тартилла и другие руководители "болотных регистров" тоже немного "деревянные", поскольку ни один из них не верил в великую роль систем качества в деле роста производительности и подъема промышленности?
А может быть, они хотели слишком многого от системы качества, прикладывая все свои слишком большие усилия, но ведь Деминг предупреждал, что даже лучшие усилия недостаточны, они не гарантируют повышения качества. Деминг выяснил это, работая в одной артели (телефонный завод в Хоторне), также как Буратино пытался на этом заводе что-то улучшить, также зачастую результаты получал плачевные. Но ведь Деминг в отличие от Буратино не бросил заниматься качеством управления, а наоборот продолжил. Ведь все так просто - не надо бросать хорошее дело, если встретились первые трудности на его пути. Надо всего лишь снизить темпы и делать чуть-чуть, но непременно что-то продолжать делать.

 Если бы :
Если бы было своевременное официальное признание заслуг Буратино, разве бы он бросил систему на произвол Повороти и Развороти? Вряд ли! Скорее всего, это признание его обязывало бы двигаться дальше, развивать систему, и уж во всяком случае, не бросать все, что было сделано.
Если бы ему сказали, что не все можно посчитать, может быть, он опять-таки не бросил бы систему из-за того, что затраты на качество плохо считаются. Есть вещи недоступные и неподвластные нашим гениальным финансовым менеджерам. Не все и не сразу можно сосчитать. Не все наши вложения сразу окупаются, результаты не всех усилий можно разложить по полочкам. В любом случае дороже будет стоить снижение внимания высшего руководства к системе качества, чем простое поддержание существующего положения дел, продолжать быть в курсе дел и чувствовать кожей состояние системы качества. Тогда бы в какой-то момент Буратино обязательно бы понял, какие плюсы принесла система. Это ведь не краткосрочная инвестиция, не покупка нового станка, это вложения в далекое будущее. И отдачу от этого вложения надо не просто долго ждать, а умело выжидать, подкарауливать, ибо она не сваливается, как гром с ясного неба. Возврат затраченных на систему качества средств должен быть такой же неожиданный, как ясное небо во время загородного выезда на шашлыки, как улыбка любимого человека, как глоток воды во время зноя летнего.
А если бы был наглядный яркий пример хорошей системы качества в соседней артели! Тогда бы Буратино пошел бы за обменом опытом в ту артель (бенчмаркинг), а потом в своей артели осуществил бы разные улучшения (реинжиниринг), в том числе развил бы систему качества до невероятных размеров (TQM).
Ах, если бы система качества работала сама, без менеджеров! Они пошли отдыхать, а она взяла бы, да и продолжала бы себе работать и повышать качество. Она может быть, так бы и сделала, если бы не было другой системы - системы количества. Ведь до создания системы качества в артели уже была какая-то другая система, для исправления которой и понадобилась система качества. И эта первая система количества никуда не делась, она осталась, и пока менеджеров строили новую систему, ревновала их всех к системе качества. И когда менеджеры перестали участвовать в строительстве системы качества, когда они решили от нее отдохнуть, тогда быть может, приутихшая система количества вернула свои утраченные позиции, как-то по-своему разделалась с этой ненавистной и непонятной системой качества?

 Завершение истории
После того, как акции артели Папы Карло стали обращаться на бирже большую их часть скупил Карабас Барабас, который был уже не министром, а видным бизнесменом. Он также скупил акции всех остальных городских артелей, благодаря чему смог повысить цены на все производимые изделия. Во всех артелях Карабас провел сокращение штатов, резко снизил уровень заработной платы ремесленников и служащих. Для управления артелями Карабас создал холдинг, в котором был создан департамент качества, руководитель которого Базиль стал диктовать всем отделам качества в артелях свое мнение на вопросы управления качеством, стал рассылать свои циркуляры про то, как надо быстро повысить качество продукции. Развороти и Буратино были уволены, им пришлось искать себе новую работу, и в своих резюме они первым делом написали про большой опыт построения и совершенствования системы качества артели. Повороти сначала попытался выполнять разнообразные указания Базиля, но когда понял их противоречивость между собой и расхождение их сути со здравым смыслом, перестал выполнять какие-либо требования, непрерывно телеграфируя в отдел качества холдинга об очередном успешном внедрении опусов Базиля. Папа Карло был переведен в холдинг Карабаса, он возглавил там производственный департамент, основной обязанностью которого был контроль производства во всех артелях и своевременная отчетность о выполнении планов для Совета Директоров. Дон Карлеоне возглавил департамент безопасности холдинга Карабаса. Дуремар стал руководителем департамента по связям с общественностью и постоянно размещал в бизнес-прессе статьи о повышении мотивации в холдинге Карабаса. Тартилла возглавила департамент сертификации в холдинге Карабаса. Сертификатов и систем качества становилось все больше, а качество продукции почему-то снижалось, и в холдинге все чаще выходили приказы о штрафовании все большего количества ремесленников. Мотивация персонала в холдинге Карабаса достигла таких невероятных масштабов, что большая группа ремесленников во главе с Трусарди уехала в Америку, а чуть меньшая группа ремесленников во главе с Растрелли поехала в Россию. Усилиями Базиля и Тартиллы различные организации и ассоциации непрерывно вручали Карабасу различные премии, то ведущему бизнесмену, то лучшему руководителю холдинга, то самому социально ответственному руководителю холдинга.

 Эпилог
В один ненастный день Буратино зашел в гости к Повороти. Повороти показал ему массу рекламаций от потребителей. Среди этих рекламаций Буратино нашел и несвоевременную отгрузку, и пересортицу, и брак, и многое другое, для исправления чего в свое время его нанял Папа Карло. Буратино сказал: "Кажется, стало еще хуже, чем до того как я пришел работать в артель". Повороти устало спросил: "Интересно, а могло ли быть все иначе?". Буратино ответил: "Если все так сильно ухудшилось, значит, мы все-таки не все сделали. Что-то мы не доделали. Только не пойму чего именно".
Как опытный менеджер Буратино понимал, что не просто так значительно увеличились издержки артели, упало качество всей ее деятельности, снижалась на глазах конкурентоспособность продукции всех артелей, входящих в холдинг Карабаса. Чего-то не хватило, не заложили они чего-то в систему управления. Буратино сомневался, что все могло сложиться по-другому. Но почему все сложилось максимально плохим образом? Буратино не понимал смысла возврата всех проблем в артель.
Не было объяснения тому, что на развитие бизнеса тратилось все меньше денег, а перспективы холдинга становились все печальнее. Если раньше Папа Карло быстро мог увидеть проблему и моментально начинал с ней бороться, то Карабас уже был не в состоянии видеть проблемы, а уж об их решении не могло быть и речи, поскольку все его подчиненные, начиная с Повороти, говорили ему о том, как все хорошо устроено в его холдинге.
Размышления Буратино прервал Повороти: "Карабас будет продавать холдинг". "Кому же?" - очнулся Буратино. "Американской фирме. Трусарди не зря же все время твердил, что у них отличный менеджмент. Говорят в этой американской компании очень сильный отдел качества, они там уже шесть сигм внедрили. Причем они считают это своим "золотым ключиком". Они сами так говорят" - выпалил Повороти. "Сказки все это про золотой ключик" - ответил на это Буратино, встал и пошел домой, размышляя над "золотыми ключиками", над их недоступностью и их загадочностью.


© Сертиком,
2006-2009
Главная | Предлагаемые услуги | Системно-процессное управление | Практические рекомендации - ISO 9001 | Полезная информация | НАССР - пищевая отрасль | О сертификации | Наши клиенты | Интересные сайты |